Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Февраль 2008 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
26272829123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282912

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Общество  (Архив : 2008-02-06) Сегодня : понедельник, 10 августа 2020 года   
От первого лица

Дмитрий МЕДВЕДЕВ:
«Нужно говорить правду
и принимать ответственные решения»

В минувшую субботу в Волгограде прошли торжественные мероприятия, посвященные 65-летию победы советских войск в Сталинградской битве. На празднование приехали официальные делегации из всех регионов России, в том числе и из Краснодарского края. В торжествах участвовал и первый вице-премьер российского правительства Дмитрий Медведев. После окончания церемонии празднования состоялась встреча Дмитрия Медведева с представителями средств массовой информации Южного федерального округа. Это была не официальная пресс-конференция, а открытая доверительная беседа, проходившая в форме свободного диалога за чашкой чая. Подобный формат для руководителей высшего уровня — большая редкость. Дмитрий Анатольевич продемонстрировал высокую степень откровенности, говорил ярко, образно, эмоционально, не скрывая проблем. Для участия во встрече была аккредитована главный редактор газеты «Краснодарские известия» Елена Крылова. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей наиболее интересные ответы первого вице-премьера на вопросы журналистов.

«О войне дед рассказывал мне со слезами на глазах»

— Дмитрий Анатольевич, каковы ваши впечатления от юбилейного мероприятия, от встреч с ветеранами?

— 65-летие Сталинградской битвы — особая дата в истории нашего Отечества. Это сражение послужило началом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны, и его значение с каждым годом становится все более и более очевидным. Если бы не подвиг Сталинграда, могли бы быть разные сценарии дальнейших действий, и не было бы победоносного шествия Красной Армии, освобождения нашей страны и последующего освобождения Европы. Пользуясь случаем, я хотел бы поздравить всех ветеранов с этим событием, пожелать им здоровья, долгих лет жизни. Ну а мы сделаем все, что от нас зависит, для того чтобы они чувствовали себя комфортно.

Я первый раз был на Мамаевом кургане, на отметке 102-ноль. Ну просто поражает! Я, конечно, и другие военные памятники видел, но Родина-мать — мемориал уникальный, реальный символ Победы. Нужно сделать все, чтобы этот памятник сохранился. Я уже доложил ветеранам, что 31 января принято постановление правительства: теперь это будет памятник федерального значения, объем финансирования на его содержание увеличен в три раза. Будем надеяться, что эта жемчужина среди памятников Победы останется с нами навсегда.

У меня оба деда воевали. Один, Афанасий Федорович Медведев, — на Кубани, на Малой земле. Это тоже был страшный и тяжелый период войны, очень сложный. Дед всегда рассказывал о пережитом с дрожью в голосе и со слезами на глазах. Второй мой дед, Вениамин Сергеевич Шапошников, тоже воевал на нескольких фронтах. Победа ковалась общими усилиями. И рассказы родных всегда вызывали у меня очень глубокие эмоции. Для меня, тогда еще совсем молодого, школьника, студента, эти воспоминания имели особое значение. Почему нужно нашим ветеранам продолжать общаться с молодым поколением? Потому что ни фильмы, ни книги не заменят личного общения. Когда рассказы звучат из уст ветеранов, это имеет особую ценность.

«При наличии государственной воли
мы можем горы свернуть»

— Пожалуйста, подведите итоги вашей последней поездки по ЮФО.

— От недавнего посещения регионов Южного федерального округа у меня остались очень мощные впечатления, особенно от выставки инвестиционных проектов в Краснодаре. Самое главное, что есть жизнь, идут инвестиции, растет заработная плата. Здесь очень мощный инвестиционный потенциал, и при наличии государственной воли вместе с силами, которыми располагает бизнес, мы можем горы свернуть. На форуме в Краснодаре я назвал одну важную цифру: рост составил 8,1 процента. Это лучший показатель за последние годы, на самом деле мы на такое не рассчитывали. И нужно сделать все, чтобы этот уровень, несмотря на очень сложные тенденции на мировом рынке, сохранился. Думаю, для этого есть все возможности.

После форума в Краснодаре была поездка в Ростов. Тоже очень интересная. Там, в частности, шла речь о развитии сети детских дошкольных учреждений — сложная проблема для нашей страны. К сожалению, в 90-е годы многие детские сады бесследно исчезли. В одной Ростовской области не хватает 27 тысяч мест в детсадах. Этой задачей мы все сейчас должны заниматься.

В Ростове состоялся муниципальный совет при Президенте России, где также обсуждалась проблема, связанная с дошкольным, школьным и дополнительным образованием. Эти вопросы очень важны, особенно в контексте того, что значительная часть полномочий передана на уровень регионов, на уровень муниципалитетов. Но при этом финансы все равно сконцентрированы на федеральном уровне. Мы обязаны в ряде случаев провести делегирование этих полномочий и, что очень важно, провести оптимизацию расходов. Больше двух с половиной триллионов рублей сегодня тратится на образование. Это гигантские деньги для нашего государства. Но надо, чтобы они тратились рационально. Наверное, до трети расходов необходимо оптимизировать, это позволит развивать школьную сеть, увеличивать зарплату педагогов, закупать новые комплекты оборудования. Такие поручения президент дал по итогам этого совета.

«На форуме в Краснодаре я видел
реалистичные проекты»

— Что для вас является индикатором инвестиционной привлекательности юга России?

— Индикатором как раз и стала та выставка, которую мы видели в Краснодаре. Я понимаю, что выставка — это набор намерений, желаний, в том числе и желаний руководителей регионов показать товар лицом. Но дело в том, что еще пять лет назад и желаний таких не было. Они возникли только тогда, когда появилась возможность их осуществить. Воздушные замки очень легко рисуются. Но естественно, что с такого рода идеями ни один руководитель выходить на федеральный уровень не будет. А на этом форуме я видел реалистичные проекты — и рекреационные, учитывающие все преимущества юга России, и, самое главное, промышленные проекты. Они более сложные, потому что нужно найти инвесторов, не всегда хорошо с кадрами. Но реальные результаты уже есть.

«Краснодарский край — процветающий регион»

— Кубань, о которой вы сегодня много говорили, — аграрный регион. В течение многих лет складывалась эффективная система государственной поддержки села. Но сейчас мы стоим на пороге вступления в ВТО, и необходимое условие этого — сокращение господдержки. Оправданно ли это в ситуации, когда в мире стремительно дорожают продукты? Не подорвет ли такой шаг продовольственную безопасность страны?

— Мы будем делать все, что от нас зависит, чтобы государственная поддержка была достаточной для развития сельского хозяйства. И первые наши достижения в рамках национального проекта на селе очевидны. Сегодня они превращены в государственную программу. За последние годы документа столь масштабного и, самое главное, подкрепленного реальными деньгами не принималось. Это документ, рассчитанный на длительное использование. Поэтому ни о каком сокращении инвестиций в сельское хозяйство речи быть не может. Инвестиции будут расти. Мы самое крупное аграрное государство, хотя бы по одному из ключевых показателей — по объему пашни. Больше 10 процентов запасов пашни — это Россия. Так что же нам, отказаться от этого преимущества? Что касается ВТО, то у нас там идет рабочий процесс. Для нас главное — внутри страны не менять приоритетов.

Треть россиян живет в деревне. Трудно живет. Но не могу не отметить, что заработная плата здесь растет более высокими темпами, чем в городе. Мы должны и дальше делать все возможное, чтобы инвестиции приходили в село.

Еще одна тема — создание рабочих мест и возрождение наиболее сложных аграрных регионов. Краснодарский край, Кубань — регион, мне хорошо известный. Много времени я здесь провел. Ездил к дедушке с бабушкой каждый год. Это процветающий регион нашей страны, один из лучших. Не буду называть его лучшим, чтобы никого не обидеть. У нас ведь есть Нечерноземье, Северо-Запад, где все очень и очень проблематично. Поэтому мы должны тем более развивать те положительные процессы, которые идут в этом направлении.

И еще одна тема, помимо рабочих мест. Для того чтобы нормально жить в деревне, нужно иметь жилье. В рамках государственной программы такая работа будет продолжена. Показательно, что десятки тысяч молодых людей, которые приезжают трудиться в деревню, уже смогли там получить жилье. Сейчас за счет усилий Федерации, регионов и работодателей эта задача решается, программа реализуется. А значит, молодежь потянется в село.

«Мы были бы популистами, если бы пообещали
в течение года решить вопрос с жильем»

— Как вы оцениваете ход национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России»?

— Эта проблема волнует людей больше всего. Без решения этого вопроса у нас никогда нормальной жизни в стране не будет. Могу сказать, что выбрано самое правильное направление решения данной задачи. Конечно, не все просто. Тем не менее есть неплохие цифры. Я их приведу. Если до начала реализации этого проекта только 10 процентов граждан могли решить жилищную проблему самостоятельно, то сейчас — 20 процентов, то есть каждый пятый житель страны. Да, пока это люди, которые способны заработать деньги. И создание среднего класса, способного приобретать жилье, — очень важная задача. Но нужно строить и социальное жилье, которое будет передаваться бюджетникам на особых условиях. Кстати, во многих регионах это уже делается. Мы в этом году планируем выдать ипотечных кредитов на 500 миллиардов рублей. Но ипотека тоже может быть социальной, когда часть первоначального взноса и кредитной ставки компенсируется за счет бюджета. Это прежде всего должно делаться для молодежи и социально незащищенных групп населения. Отдельная программа — жилье для военных. Все усилия будут комбинироваться, и мы будем заниматься развитием этих программ. Уже начиная с нынешнего года в молодежной жилищной программе смогут участвовать россияне не до 30, как было раньше, а до 35 лет.

Жилищная проблема — самая сложная, и мы были бы популистами, если бы пообещали в течение года ее решить. Когда-то руководители страны обещали сделать это к какому-то году, ну и где эти планы? И руководство сейчас другое. Такие обещания хоть и красиво звучат, ведут в другом направлении — в том, где вымощена дорога в ад. Нужно говорить правду и принимать ответственные решения.

Если через несколько лет мы достигнем результатов, когда 50—65 процентов жителей страны смогут самостоятельно решать жилищную проблему, будет совершенно другая жизнь. Это то, что есть в развитых странах. Остальное население либо пользуется мерами социальной поддержки, либо снимает жилье. Это мировая практика.

«Облик Грозного меняется»

— Существует такое понятие, как ситуация в Чеченской Республике. В последние 10 лет оно привычно носит тревожный оттенок. Как вы оцениваете положение в республике и каким видится ее будущее?

— Я надеюсь, что разговоры о ситуации в Чеченской Республике остались в прошлом и в ближайшее время эта тема сойдет на нет. Благодаря программе, которая принята на три года, республика перешла из восстановительной фазы в фазу развития. Нельзя сказать, что нет проблем, их еще много. И сложности, которые возникли в 90-е годы — я имею в виду и низкую зарплату, и безработицу, и нехватку мест в учреждениях здравоохранения, — все это есть. Но есть и другое — реальное развитие республики.

Я когда приехал в Грозный, был поражен теми темпами, которые республика набрала в строительстве. По сравнению с 2006 годом рост жилья и других объектов увеличился в 4 раза. Чеченцы всегда любили и умели строить. Самое главное, что сейчас все это переведено в промышленную фазу, поставлено на поток. Облик Грозного меняется. Об этом нужно говорить, это реальное достижение. Стала развиваться собственная налоговая база. Понятно, что мы оказываем поддержку. Но есть и собственные доходы, они выросли за последнее время на 20 процентов. Безработица снизилась примерно на 5 процентов. Тенденция налицо. Поэтому мы сегодня можем смело говорить не только о том, что республика восстанавливается, но и о том, что она развивается. Так и будет продолжаться.

«Мы всех проблем из Москвы не решим»

— Принято решение о создании особой экономической зоны в Кавминводах. Но не определен порядок государственного финансирования. Как будет решаться этот вопрос?

— Необходимо восстановить былую славу Кавминвод. Много людей приезжает сюда отдыхать. А сделано еще очень мало. Есть объективные причины и субъективные. Я считаю, что каждый субъект Федерации имеет не только право, но и обязанность твердо отстаивать свои позиции и на федеральном уровне, и во взаимоотношениях с бизнесом. Чем активнее работает региональная власть, тем больше перспектив развития региона. А инвестиционный потенциал Ставрополья пока недостаточно развит. Надо двигаться быстрее, и руководству края, и бизнесу активнее включаться в эти процессы, потому что мы всех проблем такого рода из Москвы не решим. Надо шустрить, добиваться результатов, договариваться с бизнесом, приобретать кредиты. Это совместный процесс. Государственная поддержка будет, она и сейчас оказывается. Но руководству Ставропольского края надо крутиться быстрее, так ему и передайте.

С республиками Северного Кавказа я знаком не заочно. Рекреационный потенциал — это бриллиант, который требует дополнительной огранки и который может засиять всеми цветами радуги, если найдутся силы и средства. Рекреационный потенциал юга России огромен. Для вас это естественное конкурентное преимущество. Но, к сожалению, часть этого сектора деградировала. Если с умом приложить деньги, то сфера отдыха может стать одной из трех несущих конструкций для развития всего юга России, вместе с сельским хозяйством и промышленностью. У всех, кто живет на юге, есть предпринимательская жилка. Здесь умеют заниматься бизнесом. Юг славится своим жизнелюбием, гостеприимством. На это я возлагаю большие надежды.

«Традиции местного самоуправления
на Юге очень древние»

— Как вы оцениваете подготовку к реализации 131-го Федерального закона?

— Оцениваю ситуацию как вполне нормальную. 68 регионов уже фактически готовы к реализации закона, в части регионов началась полноценная работа. Результаты неплохие. Сформировано уже около 25 тысяч муниципальных образований. Самое главное — чтобы те полномочия, которые переданы на муниципальный уровень, были обеспечены деньгами и кадрами. Министрами все хотят работать, а вот муниципальными служащими — далеко не все. Потому что это передний край обороны. Поэтому очень важно готовить менеджеров для муниципальных образований.

В ходе муниципального совета, который проводил президент Путин, я для себя отметил две вещи. Во-первых, руководители муниципальных образований понимают, как найти дополнительные источники финансирования, оптимизировать расходы, на какие моменты обратить внимание. И второе. Традиции местного самоуправления на Юге очень древние. В районе нынешнего Новочеркасска еще две тысячи лет назад были подобные структуры, основанные на подходах, которые использовались в Древней Греции и Древнем Риме.

Надеюсь, что во всех регионах за оставшееся время успеют подготовиться к реализации 131-го закона.

Время беседы пролетело быстро. Атмосфера была душевная, зеленый чай — вкусный. Прощаясь, Дмитрий Анатольевич попросил передать привет и наилучшие пожелания нашим журналистским коллективам, всем жителям Южного округа, который уже стал для него практически родным. Что я с удовольствием и делаю.

Елена КРЫЛОВА.
Раздел : Общество, Дата публикации : 2008-02-06 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.