Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Декабрь 2011 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Семья  (Архив : 2011-12-06) Сегодня : среда, 21 октября 2020 года   
Наши дети

Ищу маму

На каждого вновь приходящего взрослого они смотрят с затаенной надеждой. В искорках глаз спрятан восторг этой надежды. Этой мечты. Может быть, это за ним или за ней пришла мама, пришел папа… Броситься к сиротинкам? Обнять? Забрать? Или дать шоколадку — откупиться? С неловкой улыбкой отвожу взгляд, чтобы подавить подступивший горький комок. Как могло случиться, что они, крохотные человечки, остались без родителей? Ведь у каждого человека обязательно должна быть мама!..

Простить нельзя

Сегодня в одном только Новороссийске насчитывается 465 опекаемых и 132 приемных ребенка. Количество усыновленных детей, по понятным причинам, не разглашается. Но еще немало остается сирот в детских домах, хотя за последние годы их стало значительно меньше, благодаря социальной политике государства и целевой краевой программе.

— С этого года у нас работает школа приемных родителей и опекунов, — делится руководитель управления по вопросам семьи и детства городской администрации Рузанна Эдуардовна Григорян. — В течение двух месяцев потенциальных родителей знакомят с их правами, обязанностями, ответственностью, проводят с ними обучающие семинары и тренинги по педагогике и психологии, основам медицинских знаний. Для опекунов эти занятия обязательны, а для усыновителей и приемных семей носят рекомендательный характер, хотя мы стараемся охватить всех. При этом каждый гражданин проходит тестирование. Тем, кто его не выдерживает, приходится отказывать. И это уже принесло первые положительные результаты: если в прошлые годы бывали возвраты из приемных семей в детдома, то в этом нет ни единого случая.

Осиротевших или оказавшихся без родительского присмотра детей, с одной стороны, становится меньше. Но, с другой стороны, ряды их продолжают пополняться. За 2011 год 42 новороссийца лишены родительских прав, в результате чего 55 детей остались без пап и мам. Из них 46 переданы в семьи родственников и приемные семьи, лишь 9 ребят оказались в детских домах.

А еще есть категория «отказников». Страшное слово, которым называют только что появившихся на свет младенцев, от которых нерадивые мамаши отказываются еще в роддоме. Что-то перевернулось в нашем мире, где все чаще не действует главный родник жизни — материнский инстинкт. Конечно, можно понять, когда родители отказываются от ребенка, родившегося с серьезными патологиями здоровья. Но простить… Они сами себя обрекают на существование с вечными угрызениями совести, с непреходящим чувством вины — перед людьми и Богом.

Службу профилактики отказов в управлении возглавляет Марина Анатольевна Афанасьева. Какими словами она уговаривает молодых мам не отказываться от их кровиночек, не спрашиваю. Тяжело это слышать. И не всех удается усовестить. С начала этого года 12 младенцев из роддома отправились в детдома. Когда они подрастут, здоровых переведут в детский дом «Юнга», а больные попадут в коррекционный городской детдом. Сегодня в последнем ждут родителей 35 детишек. Для них в городе-герое, помимо всего, реализуется проект «Ищу маму». В местных СМИ размещается информация о маленьких сиротах с их снимками.

— В прошлом году мы разместили информацию о 18 детках, из которых 10 приняты в семьи. А в этом году разместили еще на 20 детишек, пока лишь шестеро из них обрели приемных родителей, — подводит итоги Марина Анатольевна.

Домашний уют

Детский дом «Юнга» краевого департамента по делам семьи был торжественно открыт в Новороссийске в 2006 году. В начале нынешнего лета его было закрыли, поскольку деток в нем оставалось совсем мало, их распределили по другим приютам. Но в августе детдом опять открыли. Сегодня здесь 12 воспитанников, десять мальчиков и две девочки от 7 до 13 лет. Недавно их было на одного больше. Мальчика, мама которого лишена родительских прав, забрала к себе крестная. Доброй души женщина из Успенского района еще раньше приняла в свою семью его сестренку, и теперь родные души соединились.

Директор «Юнги» Елена Анатольевна Богатикова проводит маленький экскурс по помещениям детского дома. Спальни для девочек, спальни для мальчиков, комнаты для младших и старших, для занятий и отдыха, для игр и физкультуры. Повсюду теплые тона занавесок, ковров, мягкой мебели. Шикарная столовая, откуда по-домашнему вкусно пахнет.

— Мы стараемся окружить детей заботой и занять интересными делами, создать им домашнюю атмосферу, — рассказывает директор. — Они занимаются с педагогами дополнительного образования и воспитателями в кружках по интересам, почти все вяжут крючком, обожают играть в футбол, баскетбол на нашей спортплощадке со специальным покрытием. Посещают концерты, выставки, экскурсии по городу, сами участвуют в городских и краевых творческих конкурсах. Нас курируют депутаты городской Думы и многие городские службы. Студенты педколледжа проходят у нас практику, веселые праздники проводят ребята из молодежного объединения «Клио». Шефы нас находят сами, в городе очень много хороших, доброжелательных людей, мы не ходим с протянутой рукой. Есть у нас и постоянные помощники. Например, Лена Черноморцева часто приходит, помогает детворе с уроками, рисует с ними, играет.

Заходим в одну из комнат, где второклашки Ян и Лара делают уроки. Точнее — должны делать, а на самом деле шкодят. Завидев нас, садятся за стол. Девочка, украдкой поглядывая на нас из-под челки, показывает еще не отошедшему от игры мальчишке, какую строчку в тетрадке по правописанию следует заполнить. Если бы не знать, что ты в детдоме, по детям не догадаться. Домашние они. Вот только когда глаза поднимают и с надеждой осматривают тебя…

Да, никакой уют, никакие самые лучшие условия не заменят ребенку тепла материнских рук.

— И сами дети настроены так, что они здесь находятся временно, и мы понимаем это, — заключает Елена Анатольевна. — Но пока они у нас, мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы дети были счастливы, насколько это возможно. Мы стараемся быть для них мамами.

Найти семью

Детский дом «Юнга» рассчитан на 72 ребенка в возрасте от 3 до 18 лет. Наступят ли времена, когда он навсегда опустеет, как и сотни, тысячи детских домов в России? А пока со дня на день он пополнится новыми воспитанниками. В основном сюда попадают социальные сироты — при живых родителях. Их папы и мамы либо лишены родительских прав, либо отбывают наказание в местах лишения свободы.

С момента открытия детдома через него прошло около 200 детей, из них круглых сирот не больше 30 человек, но и они потеряли родителей не в каких-то катастрофах, а из-за пристрастия тех к алкоголю и наркотикам. Насмотрелись несчастные дети такого, чего лучше бы не знать им никогда. Настрадались.

— Но даже взрослые дети, когда говорят, что не хотят идти не только в свою семью, но и в приемную, в душе хотят иметь нормальную, полноценную семью, — говорит социальный педагог детдома Дина Григорьевна Яковенко. — Поэтому наши воспитанники уходят в приемные семьи и в 14, и в 16 лет. Двое взрослых детей ушли из «Юнги» нынешним летом в семьи сотрудников детдома. Да и раньше наши сотрудники принимали воспитанников детдома в свои семьи. Воспитатель Марина Иваревна Колесникова, имея собственных четверых детишек, два года назад приютила и детдомовца.

Дина Григорьевна поделилась своим многолетним опытом работы с приемными семьями. Подавляющее большинство из них, принимая решение о том, чтобы взять в семью чужого ребенка, подходят к этому очень взвешенно, обдуманно. Но примерно в одном из десяти случаев сказываются эмоции, сиюминутные решения. Часто бывает, что в результате несчастного случая люди потеряли, например, мальчика и хотят взять на воспитание именно мальчика, чего делать ни в коем случае нельзя, потому что они обязательно начнут переносить на этого ребенка то, что хотели видеть или видели в своем сыне. В тактичной форме таким родителям рекомендуют принять в семью девочку.

— У нас, хоть и редко, бывали возвраты детей из приемных семей, — признается соцпедагог. — Но эти возвраты изначально были прогнозируемы. Мы всегда видим, если ребенок явно не подходит той или иной семье, но, к сожалению, не имеем права запретить, можем только советовать. По-хорошему мы сами должны подбирать семью для ребенка, а не семья — себе ребенка. Ведь мы отлично знаем наших детей, все их особенности, в отличие от потенциальных приемных родителей. И все же счастливых родителей и детей в приемных семьях подавляющее большинство.

Родительская доблесть

О супругах Егоровых мне рассказали в управлении по делам семьи и детства. Показали уже выписанные на имена многодетных папы и мамы удостоверения и медали «Родительская доблесть», которые на торжествах ко Дню матери им вручит глава города-героя.

Их история, наверное, так же типична для большинства многодетных семей, как и удивительна.

Брат Татьяны Борисовны забирал из детдома в свою семью двоих усыновленных грудничков. Вместе с мужем Юрием Александровичем она помогала брату. Они уже подходили к воротам, когда группу малышей вывели на прогулку во двор детдома. Внезапно один двухлетний кроха оторвался от стайки ровесников, подбежал к Татьяне, припал к ее ноге, обхватив двумя ручонками и пролепетал: «Мамочка, не бросай меня! Я тебя люблю!».

— А у нас своих четверо детей, — говорит она. — Но мы пришли домой, посовещались и в тот же день решили забрать мальчика, усыновить его. Так у нас стала полноценная семья — семь «Я».

Главу семейства застать дома не удалось, он с утра до вечера трудится водителем-экспедитором. И сестер дома не оказалось. Старшая, 18-летняя Лада, учится в Санкт-Петербурге на режиссера в киноколледже. У нее в гостях подзадержалась с осенних каникул сестра Оля, десятиклассница. Дома с мамой были только что вернувшиеся из школы 14-летний Тимур и 13-летние Максим с Олегом.

Татьяна Борисовна готова долго рассказывать о каждом своем ребенке. Лада — творческий человек, с ранних лет увлекается литературным творчеством, имеет публикации. Оля хочет стать врачом. А братья сами поведали о себе. Сейчас они занимаются при школе по программе гражданской обороны по линии МЧС. Помимо углубленного изучения некоторых предметов это еще и занятия волейболом, баскетболом, кикбоксингом. Отдельно ходят на тайский бокс. Начинают определяться с будущей профессией. Олег планирует выучиться на экономиста, Максим хочет стать военным. Только Тимур пока на распутье.

— Кто из них усыновлен? — спрашиваю у Татьяны Борисовны, рассматривая троих братьев. Она показывает на Максима. — Ой, как похож на маму!

— Еще бы! — с гордостью говорит она. — Конечно, похож.

Максим смущенно улыбается. И сегодня не знал бы он, что мама и папа усыновили его, малютку. Но мир не без «добрых» людей. Учительница в школе проговорилась, да и соседи «постарались». Для мальчишки это была трагедия, которую пришлось с большим трудом преодолевать всей семьей, убеждать его, что он им родной, что он их кровиночка.

На прощание фотографирую своих собеседников. Подписывать снимок? А зачем! Максим так похож на свою маму. Приемную, усыновившую его? Нет, самую родную на свете!

Собкор «Вольной Кубани».

Новороссийск.
Раздел : Семья, Дата публикации : 2011-12-06 , Автор статьи : Евгений РОЖАНСКИЙ

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.