Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Декабрь 2011 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Культура  (Архив : 2011-12-08) Сегодня : понедельник, 26 октября 2020 года   
Библиотека «ВК»

Сергей ПЛАТОНОВ

Преступление без наказания

Страницы будущей книги

(Продолжение. Начало в номерах за 29 сентября, 6, 13, 20, 27 октября, 3, 10, 17, 24 ноября и 1 декабря)

Румынский бунт

…Высокий, чернявый, красивый, как многие дети от смешанных браков, агент «Артист» был взволнован. За годы сотрудничества с КГБ он впервые принес информацию такого значения. Уловив его состояние, опытный оперативный сотрудник Марков предложил сначала рассказать о поездке вообще, а потом письменно изложить ту важную информацию, ради которой встретились. Когда Марков взял исписанные листы и наскоро пробежал текст, волнение охватило и его. «Артист» сообщал, что в Румынии ведутся работы по созданию атомного оружия. И что через три-четыре года они будут завершены. Информация получена случайно. Он слышал, как отец рассказал своему брату — начальнику ГРУ о поездке на химический комбинат в городе Турну-Мэгуреле. Лично министр поручил ему руководить монтажом насосов. Хотя обычно этим занимаются его подчиненные. Было это на секретном объекте на территории химкомбината. Там он и узнал, что насосы нужны для обеспечения процесса обогащения ядерного топлива для атомного оружия. Брат отца об этом знал и просил его держать язык за зубами. Ведь речь шла о нарушении Румынией договора о нераспространении ядерного оружия, участником которого она была с 1970 года.

Теперь становились понятнее и причины той независимости, с которой вел себя Чаушеску в мировых делах. В этот же день полученная от «Артиста» информация ушла в Москву для председателя КГБ Чебрикова. Тот немедленно доложил ее лично Горбачеву. Это произошло на третий день после его возвращения из Бухареста.

— Михаил Сергеевич! Есть срочная информация по одной из соцстран. Прошу принять.

— Давай, Виктор Михайлович, подъезжай.

Прежде чем говорить по делу, ради которого приехал, Чебриков по привычке дал краткую характеристику оперативной обстановки в целом по стране, потом сообщил информацию о первых откликах на визит Горбачева в Румынию и только тогда попросил разрешения доложить весьма важную информацию по стране № 11.

— Не темни, Виктор Михайлович, что это за страна?

— Еще Юрий Владимирович завел практику нумерации соцстран в оперативных документах. Номер одиннадцать присвоили почему-то Румынии. Это для большей конспирации. Ведь официально мы друг против друга не работаем, а только взаимодействуем.

— И что произошло в Румынии? Это как-то связано с моим визитом?

— Нет, визит здесь ни при чем. Похоже, получена достоверная информация о том, что Чаушеску близок к созданию собственного ядерного оружия.

— То-то мне невдомек, чего он так распоясался. Решил, что теперь нас за бороду поймал. Источники надежные? Сколько их — два, три, больше?

— Ранее у нас была только неполная информация о подозрительных работах на территории крупнейшего в Румынии химического комбината. Мы ее проверяли, но ничего конкретного не было. И вдруг из регионального управления получаем сообщение агента. Вот оно. Будете читать?

— Читай сам.

Дослушав до конца, Горбачев спросил:

— Что теперь делать? Есть предложения?

— Будем работать дальше по проверке агентурной информации. Но на проведение активной работы по соцстране с применением всех сил и средств необходимо ваше указание. Желательно письменное.

— Указание даю. Устное. Работать оперативно. Информировать меня не реже одного раза в месяц.

Через несколько часов после возвращения Чебрикова на Лубянку в резидентуры многих стран ушла шифровка с указанием задействовать все возможности для проверки информации, полученной от «Артиста». Вскоре в Румынию для работы в аппарате военного атташе выехал сотрудник военной контрразведки, работавший ранее с архивным агентом «Весна» — дядей «Артиста». Контрразведчику была поставлена задача: изучить возможность восстановления с «Весной» агентурных отношений. Одновременно по линии ГРУ отделу военной разведки Южной группы советских войск в Венгрии поручалось срочно подобрать и направить по каналу реэмиграции в Румынию для работы на химическом комбинате агентуру из числа венгров — выходцев из румынской Трансильвании. Подобное задание получили комитеты госбезопасности Молдавской и Украинской республик в отношении агентуры из румын, проживающих в Бессарабии и на Буковине.

Примерно через полгода поступила информация от двух агентов, внедренных на химкомбинат: обогащение ядерного топлива ведется, но более конкретных сведений добыть пока не удается из-за очень высокого режима секретности на объекте. В том, что работа действительно проводится, теперь сомнений не оставалось. Но ее масштабы и темпы еще предстояло выяснить.

Большая надежда оставалась на архивного агента «Весна». Он стал сотрудничать с КГБ еще во время учебы в Московской военной академии. Наконец-то связь с ним была возобновлена. И надо было решать, как с наибольшей пользой использовать его в ходе предстоящей операции. С докладом и предложением по этой проблеме Чебриков и начальник ГРУ Советской Армии генерал Михайлов приехали к Горбачеву. Как старший оперативный начальник и член Политбюро первым начал Чебриков.

— Михаил Сергеевич, с агентом «Весна» восстановлены отношения. По ядерному проекту от него получена информация, что уже имеется более десяти килограммов обогащенного материала для создания атомной бомбы. И работа продолжается. По его данным, к 1995 году Чаушеску будет обладать собственным ядерным оружием. Агент считает, что он скрывает это не столько от нас, сколько от американцев и ЕЭС. Он уверен, что мы и это проглотим, как прощали его прежние выходки. Но как только западные «друзья» узнают о румынском ядерном проекте военного назначения, так сразу лишат страну режима наибольшего благоприятствования в торговле. Арестуют счета в зарубежных банках. И ему опять придется влезать в долги. А для него это политическая смерть.

— Так надо подкинуть им эту информацию. А то он уже всех забодал своими поучениями. Двадцать три года правит Румынией и уходить не собирается. Настоящий диктатор. Довел страну до ручки. Хвалится: у меня нет внешних долгов. Нашел чем гордиться. Люди живут впроголодь, в страхе. За выезд из страны деньги берет. Прямо как у нас в годы крепостного права.

— Михаил Сергеевич, агент «Весна», как я вам докладывал, является начальником ГРУ румынской армии. Он также сообщает, что в окружении Чаушеску формируется группа лиц с целью отстранения его от власти. Они просят помощи. Деньгами, оружием, людьми. Разрешите генералу Михайлову доложить вам наши совместные соображения на этот счет.

Генерал Михайлов на должность начальника ГРУ был назначен недавно. И, докладывая, заметно волновался. Говорил, несколько сбиваясь с главной мысли.

— Агентура нашего отдела в Южной группе войск в Венгрии доносит, что на территории Румынии в исторической области Трансильвания, где проживают около двух миллионов венгров, действует сеть подпольных групп. Их цель — отколоть Трансильванию от Румынии. Руководитель этой сети обратился за помощью к американцам. Но представитель ЦРУ в Европе Милтон Борден заявил, что в период интенсивных контактов лидеров США и СССР это невозможно. Похоже, что о работах по созданию румынской атомной бомбы им ничего неизвестно. Тогда он обратился к нам.

— Не понял, кто к нам обратился? Заговорщик или американец? — перебил генерала Горбачев.

— Конечно, руководитель подпольной сети. Мы предлагаем довести до США информацию о ядерном проекте Чаушеску. Это укрепит доверие между нами. И развяжет им руки. Второе — подать им сигнал, что мы вообще не против замены Чаушеску. Кроме того, на базе нашего спецназа в Венгрии, если будет ваше разрешение, мы сможем подготовить несколько боевых групп из тех же венгров и забросить их под видом туристов в Румынию по сигналу агента «Весна» для дестабилизации обстановки в Бухаресте. Для агента «Весна» предлагается также выделить необходимую сумму валюты для обеспечения оперативных расходов. Полагаем, что наши действия предотвратят появление на наших западных границах второго ядерного Китая и позволят избавиться от непредсказуемого «союзника».

Михайлов взглянул на Чебрикова, который во время его доклада ободряюще кивал головой, и замолчал.

— Генерал, у тебя все?

— Да, Михаил Сергеевич.

— Л-а-д-н-о, — протянул тот и задал вопрос Чебрикову: — Виктор Михайлович, а что будем делать с самим объектом?

— Михаил Сергеевич, у нас давние контакты с бывшим секретарем ЦК КП Румынии Ионом Илиеску. Он самый реальный кандидат на замену Чаушеску. В обмен на нашу поддержку мы потребуем, чтобы после прихода к власти он сообщил об объекте в МАГАТЭ и под их контролем его закрыл. А ядерный материал вывезем к себе для переработки на Новосибирский химкомбинат.

— Предложения утверждаю. Действуйте. Доклад, как и раньше, не реже одного раза в месяц.

На встрече с сотрудниками КГБ представитель ЦРУ в странах Европы поблагодарил за информацию о румынской ядерной программе и заявил, что ответная реакция последует после консультаций с Вашингтоном.

В Москве собрались руководители стран Варшавского Договора на заседание Политического консультативного комитета. Накануне Горбачев встречался с новым президентом США Джорджем Бушем на острове Мальта. Официального сообщения о цели и содержании встречи не было. Миру сообщили только, что с этой даты СССР и США не считают себя врагами. Информагентства распространили историческое фото, на котором Горбачев и Буш через стол пожимают руки во время переговоров на борту теплохода «Максим Горький». С этой же информации начал Горбачев московскую встречу. Из старой гвардии на ней был только Чаушеску. Другие лидеры к этому времени либо ушли сами, либо их смыли волны перестройки. Поэтому прошла она спокойно, без особых споров и тем более разногласий. Все были за перестройку. И только Николае Чаушеску больше отмалчивался. Но на банкете его понесло. Он набросился на Горбачева с упреками, что тот на Мальте окончательно сдал социализм американцам: «Вы продали Бушу все, что от нас осталось». Потом швырнул фужер с шампанским на пол и, не прощаясь, уехал в аэропорт. Только услышал, как вдогонку Горбачев бросил фразу: «Николае, вы плохо кончите!».

Вскоре состоялась встреча представителей КГБ, ГРУ, ЦРУ и венгерской разведки, на которой и был согласован план совместных действий для решения их общей головной боли — «румынской проблемы». В плане придавалось большое значение их информационному обеспечению.

После этого в СМИ западных и некоторых стран Восточной Европы все чаще стали появляться публикации с компроматом на Чаушеску и членов его семьи. Особенно доставалось Николае и младшему сыну Нике. Писали и сообщали о миллиардах долларов на их зарубежных счетах, о десятках объектов недвижимости. Нике обвиняли в кутежах, астрономических проигрышах в казино Монте-Карло, в домогательствах в отношении известных румынских актрис и спортсменок. Особенно одиозным стало сообщение о присвоении звания полковника любимой плюшевой собаке Чаушеску. Писали также о политике насильственной ассимиляции венгров, о притеснении религиозных деятелей, о тысячах политзаключенных. Елену обвиняли в том, что в то время, когда народ бедствует, она купается в роскоши. Имеет десятки шуб, сотни пар обуви, тысячи платьев и драгоценности на миллионы долларов.

…Тимишоара — исторический центр Трансильвании уже несколько дней был взбудоражен слухами о решении суда в отношении популярного пастора Ласло Текеша. В судебном решении говорилось, что пастор, выступая в проповедях за отделение Трансильвании от Румынии, нарушает конституцию страны. За что как иностранный гражданин подлежит высылке из страны. Зарубежные радиостанции «Свобода», «Голос Америки», «Немецкая волна», венгерское радио призывали жителей города, области и страны встать на его защиту и не допустить исполнения решения суда. Давались инструкции о местах сбора и способах действий недовольных решением суда и властью. В эти же дни венгерско-румынскую границу пересекли несколько сотен спортивного вида туристов. Примечательно, что женщин и детей среди них не было.

Через два дня после вынесения решения на центральной площади в Тимишоаре собралась группа молодых людей и потребовала от суда отменить решение о высылке пастора. Наряды полиции попытались вытеснить их с площади. Но в ответ раздались выстрелы. Полиции только к вечеру удалось подавить сопротивление. Несколько человек с обеих сторон были убиты. Еще больше ранено. О жертвах столкновения в течение ночи стало известно по всей Румынии. Наутро в Бухаресте и многих крупных городах уже были созданы комитеты Фронта национального спасения во главе с Ионом Илиеску и другими лицами, ранее изгнанными Чаушеску из руководства страны и пребывавшими до этого под домашним арестом. После обеда на центральной площади столицы собралось несколько тысяч сторонников Илиеску, которые и потребовали от Чаушеску объяснений по поводу того, кто отдал приказ на применение оружия в Тимишоаре. Он вышел на балкон дворца президента. Но успел произнести только несколько слов, как с крыш окружающих площадь зданий по протестующим людям и резиденции открыли огонь снайперы. Чаушеску спешно покинул балкон, через помещения дворца с женой вышел во двор к вертолету и приказал лететь в загородную резиденцию. И только в вертолете понял, что они с Еленой одни. Охрана куда-то исчезла. Правительственная связь не работала. Через несколько минут полета из кабины вышел командир экипажа и сообщил, что с базы спецназа военной разведки вылетели два борта и по радио потребовали посадить вертолет на военной базе в Тырговиште. Если не подчинятся, угрожают сбить. Спросил, как поступить. Наступило долгое и тягостное молчание. Потом Николае пошептался с женой, и она тихим, ровным голосом сказала: «Вариантов нет. Надо садиться».

На земле их уже ждали. Вооруженные люди в форме без опознавательных знаков окружили беглецов и повели в одно из помещений базы. Там они ночевали и все ждали освобождения. Но одни из тех, кто многие годы клялся в вечной преданности, вмиг от них отвернулись, другие же стали их палачами.

Утром Николае и Елену отвели в казарму и объявили, что они предстанут перед военным трибуналом за геноцид своего народа. Вскоре появился председатель трибунала генерал Жику Попу. Задал несколько формальных вопросов, спросил, признают ли они вину, и, не дождавшись ответа, объявил приговор: «За геноцид и расхищение государственной казны Николае и Елена Чаушеску приговариваются к расстрелу».

Через полчаса приговор был исполнен. Елена приняла смерть молча, а Николае выкрикнул «Смерть предателям!» и запел гимн коммунистов «Интернационал». Произошло это в день Рождества Христова.

Накануне трибунала государственный департамент США довел до сведения Горбачева, что администрация Белого дома не будет возражать, если СССР вмешается в ситуацию с целью предотвращения кровавой расправы с поверженным диктатором. Тогда Москва промолчала. Но через неделю после переворота в Румынию прибыл Шеварднадзе и поздравил страну с избавлением от тирании.

...Спустя двадцать лет специальная комиссия Национального собрания Румынии пришла к выводу, что ни геноцида в отношении румынского народа, ни хищения миллиардов долларов Николае и Елена Чаушеску н-е с-о-в-е-р-ш-а-л-и.

(Продолжение следует.)
Раздел : Культура, Дата публикации : 2011-12-08 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.