Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Май 2019 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Кубань аграрная  (Архив : 2019-05-08) Сегодня : воскресенье, 20 сентября 2020 года   
Бедная земля: все наши тени падают на нее

КУБАНЬ АГРАРНАЯ. В материалах «круглого стола», помещенных в «Вольной Кубани» 18 апреля 2019 года, приводилось много примеров того, как деградируют черноземы Краснодарского края. Но разговор по этой проблеме был настолько широк, что многие факты остались за бортом корреспонденции. Мы решили их тоже обнародовать.

Кто призовет к ответу любителей маслица?

На сегодня общая площадь сельскохозяйственных культур на Кубани составляет 3 миллиона 595 тысяч 500 гектаров. Львиная доля посевов приходится на озимые пшеницу и ячмень — 1 миллион 572 тысячи гектаров. Следом по убывающей идут кукуруза — 568,7, подсолнечник — 391,9, соя — 211, сахарная свекла — 197,4 тысячи гектаров. Доля зернового гороха невелика (около 80 тысяч), также малы объемы пашни, выделенной под многолетние травы, — не более шести процентов.

Среди пропашно-технических культур больше других питательных веществ из почвы забирает подсолнечник, поскольку его корни проникают в глубину почти на три метра.

Согласно статье 7 регионального закона № 725-КЗ «Об обеспечении плодородия земель сельскохозяйственного назначения на территории Краснодарского края» собственники, владельцы, пользователи, в том числе арендаторы участков, обязаны не допускать выращивания маслосемян на поле более одного раза в восемь лет, то есть они должны занимать в пределах 12,5 процента в севообороте.

Все ли муниципальные образования соблюдают установленную норму? Этот вопрос мы задали министру сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Федору ДЕРЕКЕ.

— Если говорить в целом, то в 2018 году подсолнечник в крае занимал 431,7 тысячи гектаров, или 11,6 процента, — рассказал глава аграрного ведомства. — Но в разрезе природно-климатических зон обстановка очень пестрая. Больше всего нарушений краевого закона зафиксировано на севере: там в прошлом году при общей посевной площади 1,5 миллиона гектаров доля подсолнечника достигала 14,6 процента. При этом из 11 муниципальных образований норму соблюли лишь Староминский район (7,8 процента) и Павловский (11,7).

Чем для северян важна эта культура, помимо того что приносит хорошую прибыль? Обычно в апреле нет-нет да и порадуют аграриев выпадающие осадки. А подсолнечник чем хорош? Стоит ему энергично стартануть, пустить поглубже корни — и он спокойно перенесет и майскую, и июньскую жару. По засухоустойчивости масличная культура может дать фору зерновой кукурузе, растения которой с трудом переносят высокие положительные температуры.

И кто же рекордсмен по нарушениям? В прошлом году был Новопокровский район, где под подсолнечник отводили 19,8 процента пашни. Там, как известно, свыше 80 процентов всех земель находится в собственности и в аренде крестьянско-фермерских хозяйств. Им краевой закон, похоже, не писан, и в этой связи ничего, кроме недоумения, не может вызвать позиция главы Новопокровского района, «человека команды», как он сам себя назвал при инаугурации, — Юрия Михайловича Ревякина, бывшего, кстати, фермера.

Расписавшись, похоже, в собственном бессилии, руководитель муниципалитета лишь плечами пожимает: а что, дескать, я могу поделать? Вот и в этом году новопокровцы решили поставить очередной рекорд, отведя под подсолнечник 30,5 тысячи гектаров, или 17,3 процента пашни — больше всех в северной зоне края. Неужели это вновь сойдет с рук любителям маслица?

В числе традиционных почитателей подсолнечника — Кущевский и Крыловский районы, где он в 2018 году занимал соответственно 17,1 и 17,0 процентов. И это почитание в какой-то мере можно было бы объяснить, если бы все три вышеперечисленных муниципалитета серьезно занимались внесением органики. Но, увы, по состоянию на середину апреля 2019 года новопокровцы, кущевцы и крыловчане не вывезли на поля ни тонны навоза. Впрочем, сильно их обвинять вроде бы не за что: в Новопокровском районе на сегодня во всех сельхозпредприятиях, КФХ и ИП осталось 756 коров, в Крыловском — 1027. В Кущевском, правда, их побольше — 2712. Но хвалить пока не за что: на 16 апреля 2018 года буренок насчитывалось 3235. Выходит, 513 голов пустили под нож? Да, выбраковали по разным причинам. И таких примеров — десятки. Исключение, пожалуй, составляют несколько крупных хозяйств да АО фирма «Агрокомплекс» имени Н.И. Ткачева, содержащая в сельхозпредприятиях 154 тысячи голов крупного рогатого скота и полмиллиона свиней. Ежегодно на поля холдинг вносит до двух миллионов тонн органики всех видов, включая свиной навоз и куриный помет. Ставится задача выйти на три миллиона тонн.

Хотелось как лучше… А получилось?

Раз уж зашла речь об эффективном и правильном (читай — научно обоснованном) использовании кубанских черноземов, хочу высказать свою точку зрения на происходящие в агропромышленном комплексе процессы. Наши государственные мужи в восьмидесятых годах прошлого века не могли придумать ничего лучшего, чем раздать землю тем, кто ее обрабатывает. Но мне кажется, что люди, затеявшие эту реформу, на самом деле были не патриоты, не радетели крестьян, а лоббисты толстосумов.

Ну сами посудите: что человек может производить на четырех-пяти выделенных ему в качестве пая гектарах? Во дворе и в кармане — вошь на аркане. Нет ни трактора-сеялки, ни денег, чтобы купить даже «бэушную» технику для обработки. И тактика горе-реформаторов сыграла свою роль. Разорив колхозы, денежные мешки стали за бесценок скупать паевую землю.

Многие, правда, держались, сдав ее в аренду оставшимся сельхозпредприятиям, нарождавшимся холдингам и крестьянско-фермерским хозяйствам. Но с каждым годом число истинных владельцев земельных долей, а не перекупщиков становилось все меньше и меньше. Ну кто сейчас устоит против того, чтобы продать пятигектарный надел за 750 тысяч рублей?! И сегодня вряд ли кто назовет вам цифру, сколько же на Кубани осталось пайщиков.

Что в итоге? Вернулись в XIX век. Народили латифундистов, у которых сотни тысяч гектаров земли и которым по барабану, какой в ней уровень гумуса, сколько содержится подвижного фосфора или калия, жива почвенная биота или нет.

Ну ладно, нет желания заниматься животноводством — так хоть под многолетние травы выделите 10 процентов пашни. «А зачем, — вопрошают некоторые инвесторы, — я буду на три года выводить землю из оборота, не получая с нее ни копейки?». Тут с ними спорить трудно, но нужно, доказывая их неправоту.

Действительно, посеяв, допустим, в марте 2019 года люцерну, ты (по идее) только в мае — июне 2022-го можешь распахать эти площади по технологии полупара и засеять их затем осенью пшеницей. Но выгода все же есть, и она перекроет все издержки. Через три года многолетние травы оставляют после себя в почве столько питательных веществ, что это равносильно внесению сорока тонн (!) навоза на гектар.

Правда, скептики утверждают, что люцерновое сено некуда обычно девать, да и техники у большинства фермеров нет для скашивания трав в валки, ворошения, прессования и отвоза к местам хранения. Но большая часть этих сетований — от лукавого.

Знаю несколько примеров, когда глава КФХ заключает с коллегами, содержащими коров, овец или коз, договор о поставках сена. Второй вариант — выращивание кормов на сенаж для крупного животноводческого хозяйства: оно даст тебе семена, уберет урожай с первого и последующих укосов люцерны. Да, денег заработаешь немного. Зато плодородие своей пашни сбережешь.

Согласно опять же закону № 725-КЗ владельцы и арендаторы, имеющие более 100 гектаров земли, обязаны обеспечить не менее 10 процентов посевов многолетних бобовых трав и бобовых культур. Речь в первую очередь, конечно же, о горохе и сое, хотя можно занять площади чечевицей с викой, люпином, вигной и нутом. Как эта норма краевого закона выполняется?

Сошлемся на данные, полученные редакцией в министерстве сельского хозяйства. По северной природно-климатической зоне в 2018 году доля многолетних бобовых трав и бобовых культур составила всего-навсего 8,4 процента. Из 11 муниципальных образований этой зоны только Ейский район выполнил требования нормативного документа.

Радоваться бы последовательности аграриев южно-предгорной зоны, где люцерна и бобовые занимали аж 22 процента. Только ведь и там весь скот вырезали. Под многолетними травами остались крохотные участки. А бал правит соя, которая на плодородие почвы, мягко говоря, оказывает слабенькое влияние.

Что делать? Ужесточить требования. Как на Западе. Давайте послушаем профессора кафедры общего и орошаемого земледелия Кубанского госагроуниверситета Валентину Василько.

— Нам надо взять на вооружение опыт Германии, — считает авторитетный ученый. — Там при выделении земель фермеру в кадастровых и других документах четко прописывают состояние почвы по 12 основным параметрам: содержание гумуса, азота, фосфора, калия, цинка, магния и других микроэлементов. Ровно через пять лет та же служба, что проводила анализ плодородия до того, вновь берет пробы грунта. Если плодородие снижено, землю отбирают и передают в банк, а тот уже выставляет участок на торги. Он, как правило, достается более эффективному собственнику.

Скорее всего, надо бы такие поправки-предложения внести в существующий закон. Увещевания, как видим, ни к чему хорошему не ведут. Падение гумуса в почвах приобрело угрожающий характер. Для хозяйств анапо-таманской зоны, где средневзвешенное его содержание упало до 2,6—2,8 процента, вообще скоро может крах наступить, ибо известно: при пороге гумуса в 2,5 процента начинается процесс невозврата сохранения плодородия почвы.
Раздел : Кубань аграрная, Дата публикации : 2019-05-08 , Автор статьи : Федор БЕЗРУК

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.