Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Апрель 2008 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829301234

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Новость дня  (Архив : 2008-04-04) Сегодня : суббота, 16 января 2021 года   
Боль

Господь нам милости дает урок…

Он редко плачет и никого не зовет. Его мир не выходит за пределы больничной палаты. Первое нерадостное «агу» услышит только медсестра, которая приходит кормить его и еще нескольких таких же ребятишек. Он никогда не улыбается, глазенки смотрят печально и настороженно из-за прутьев кроватки. Малыш учится жить один. Он — отказник, брошенный в роддоме той, которая называлась матерью.

«Отказные» дети остаются болью современной России.

Женщин, которые бросают своих чад еще в роддомах, в наши дни немало. Ребенок для них — обуза, недоразумение, от которого необходимо избавиться любой ценой. А сколько их — мальчишек и девчонок, влачащих жалкое существование в семьях родителей-алкоголиков, наркоманов без присмотра, еды, а зачастую и одежды! Многие из малышей подвергаются физическому насилию со стороны горе-родителей. Почти в каждой детской больнице Кубани есть палата с табличкой «Брошенные». Здесь ребятишки ждут очереди в дом ребенка.

Эта проблема тесно переплетается с темой, которая недавно прозвучала на страницах нашей газеты. Статья «Грех» рассказывала о страшной тенденции, появившейся у нас в последнее время: только что родившихся малышей выбрасывают, как ненужный хлам на свалку. В редакцию продолжают поступать письма и звонки от наших читателей с мыслями о том, как исправить эту шокирующую ситуацию. А сегодня мы публикуем статью о брошенных обездоленных детях.

Восемнадцатилетнего Олега Русака привели к нам на радио холодным зимним днем из цеха еще Ейской швейной фабрики, где выпускник профтехучилища из станицы Ясенской проходил производственную практику. С помощью добрых людей худенького и высокого ростом парнишку одели-обули в соответствии с сезоном, устроили на работу на еще действующую обувную фабрику и в общежитие предприятия.

В первый свой трудовой отпуск Олег поехал в Приморско-Ахтарск, откуда он по документам был родом. Здесь нашел дядю и его семью. Впервые увидел и родителей. У городской пивной бочки. Они давно уже забыли, почему много лет тому назад украдкой оставили в палате детской больницы занедужившего сына. Однако когда парнишка трагически погиб от разряда тока, в кабинете директора фабрики раздался телефонный звонок: «Говорят, у Олега был мотоцикл. Хотим забрать». Нет покоя сироте и после смерти: на Ейском кладбище родные другого усопшего человека поставили свою ограду почти на могильный холмик Олега, с первых дней зная от меня, кто здесь похоронен. Доколе?

…Недавно, перебирая коробку с письмами и записками друзей, вновь улыбнулась фразе на свадебном приглашении: «Натали, приходи и ничего не бойся». Вот это «не бойся» и стало определяющим в профессии супругов Валентина и Ларисы Кушлянских, врачей от Бога. Он — глазной хирург, умерший на своем рабочем месте так внезапно и рано. Она — уже более 30 лет отдает свои знания, душу детям. Ныне в качестве заведующей педиатрическим отделением Ейской центральной районной больницы, заслуженного медика Кубани, депутата Совета муниципального образования Ейский район.

Наш разговор с Ларисой Никифоровной состоялся в канун нового 2007 года. Когда многие родители, бабушки и дедушки искали приемлемые по цене и качеству игрушки, сласти, чтобы «солнышко», «радость» или «зайчик», найдя их под елочкой, еще, может быть, неосознанно, но уже почувствовали тепло отчего дома.

А в палате детского отделения в кроватках лежала четверка новорожденных, чья судьба начиналась с большого уродливого вопроса. Это отказники. «Не хочу, не имею претензий к дальнейшему усыновлению», — добровольно пишут на имя главврача роддома некоторые социально неустроенные, студентки, несовершеннолетние, для кого рожденные ими девочки и мальчики — затянувшаяся глупая оплошность во взаимоотношениях партнеров. То, о чем когда-то говорила В.Ленину соратница по партии И.Арманд: «Это как стакан воды выпить».

И закрутится карусель: не дано крохе даже хлебнуть материнского молока; имя-отчество придумают работники загса; все документы на отказника проверят в прокуратуре, органах опеки; медики проведут углубленное обследование здоровья ребенка для возможности усыновления. А потом у многих ребятишек до следующего пристанища — дома ребенка — потянутся долгие дни, потому что мест в таких учреждениях катастрофически не хватает. В 2006 году из девяти оставленных в Ейском роддоме человечков было усыновлено четверо. В 2007-м — из восьми отказников в новые семьи взяли шестерых. За три месяца нынешнего года пока только трех из пяти. Сегодня медики с тревогой обрисовывают новую категорию мам, оставляющих после родов своих детей: это замужние, уже имеющие одного, двух чад, но пренебрегающие третьим. Психологи и социологи считают, что у многих российских женщин давно угнетен инстинкт материнства. Ведь каким «добрым» словом можно назвать теток, бросающих свое дитя в мусорные контейнеры? И в суде потом причины глаголят дурацкие: нищета, здоровье, мужа нет, сожитель не хочет. Как же вы в старость войдете, убийцы?

— Пусть рожают, ведь процент бесплодных семей велик, пусть отказываются, но зачем же убивать? — в сердцах говорит детский врач Кушлянская. — Ведь ребенок — это дар Божий…

Не везет в юридическом плане и тем малышам, кого бросают на произвол судьбы, рожая тайком или убегая из роддома. Особо это касается приезжих дам. Потом столько времени общего упорного бумажного труда, чтобы ребенок стал не только единицей в государственных отчетах. Об обратном медики помнят долго: так, одна мамаша вдруг одумалась и забрала своего малыша, но через четыре месяца после родов. Ее счастье, что ребенка за это время не успели усыновить.

А эта предновогодняя четверка в палате — три мальчика и девочка — беззащитно улыбались тогда мне и пожилой нянечке. До сих пор от увиденного щемит сердце. Ведь когда ключи потеряет кто от дома или гаража, то везде объявление дают с просьбой вернуть, а тут добровольно «забывают» живые комочки. Знала, что троих уже присмотрели новые родители, а все равно было печально. Напомню, что главная забота медперсонала детского отделения — это все-таки лечить маленьких ейчан, от новорожденных до 18-летних, у которых проблем со здоровьем, к сожалению, хватает. Но есть еще печальная категория детей: безнадзорные и беспризорные. У первых как бы есть приют, но можно ли назвать так зачастую грязные, без минимального достатка и ухода жилища? Или мамаша на своеобразных заработках, а бабуля немощна, сожитель алкоголик или наркоман. Таких детей по акту привозят в детское отделение сотрудники милиции, опеки, социальные работники. Вторые — беспризорные — попадают с улицы на обследование в инфекционное отделение ЕЦРБ, а потом уже сюда. В общем, как говорят в народе, хрен редьки не слаще.

Кстати, выделяемых на таких пациентов коек всегда не хватает. К примеру, по бюджетному финансированию положены две социальные койки. Но нагрузка на них почти космическая — человек 8—10. А ведь никто из детей никогда не получил отказа в помощи, потому что основной диагноз и безнадзорных, и беспризорных — жизненно не устроенная ситуация. Всех детей не только лечат, обследуют, но и выхаживают до бесконечности, иногда от 50 до 200 дней. Штат медперсонала положен также на две социальные койки. Но обязательно нужен еще и воспитатель: присмотреть, приструнить, когда надо, почитать книжку, пожалеть, помочь одеться, вывести на улицу погулять…

В марте этого года в отделении уже живут пять безнадзорных. Им два и четыре месяца, одному — полтора, двоим — по два года. На подходе еще четырехлетний ребенок. Случай нетипичный — к Л. Кушлянской как к депутату обратилась все пропившая женщина. Результат телефонных переговоров врача: мать определена в наркологию, ребенок — в детское отделение.

А Лариса Никифоровна вся в мечтах: сделать группу ожидания при оформлении документов, особую — для детей ясельного возраста, увеличить затраты на восстановительный процесс детского здоровья; сделать просторнее палаты, игровые комнаты; перестать считать гигиенические предметы ухода за детьми…

Сегодня в детском отделении полностью ведет немалый по затратам капитальный ремонт коллектив фирмы «Меридиан» во главе с В.Деренченко. Благодарны медики за посильную помощь нотариусу И.Поплавской, депутату ЗСК В.Петрову, предпринимателю М.Калайчиеву. Но их доброта, к сожалению, не может добавить к тарифной зарплате нянечек, медсестер чуток достойной жизни. А как надо бы! Но больше всего всем им — трем врачам, 20 медсестрам детского педиатрического отделения ЕЦРБ во главе с Л.Кушлянской — хочется, чтобы в нашем городе и районе не было брошенных, потерянных, никому не нужных детей. Опомниться же будущим и настоящим биологическим мамам и папам никогда не поздно. Ведь не зря мудрец и философ Авиценна когда-то написал: «Господь нам милости дает урок: он может грешника безгрешным сделать снова». Это о нас, взрослых. И всегда надо помнить, что сказала при встрече со мной доктор Кушлянская: «Ребенок — это Божий дар».

Наталия МАЛКИНА.

Заслуженный журналист Кубани,

главный редактор радиокомпании «Ейск».
Раздел : Новость дня, Дата публикации : 2008-04-04 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.