Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Апрель 2008 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829301234

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Кубань аграрная  (Архив : 2008-04-04) Сегодня : суббота, 16 января 2021 года   
Экономика

Зерно пошло в рост!

Выросшие в последние полгода цены на пшеницу и рис, с одной стороны, на руку продавцам и производителям Кубани, а с другой — не могут радовать тех, кто к обороту зерна имеет отношение только как рядовой потребитель.

Социальные кирпичи

Повышение цен на продовольствие в целом и зерновые в частности — это не столько российская, сколько общемировая тенденция. В общем и целом она связана с тем, что людей на Земле становится больше, они хотят питаться лучше, а урожайность зерновых нельзя увеличивать бесконечно долго. К тому же влияют, понятно, факторы, связанные с урожаями в основных зернопроизводящих державах, спекулятивные моменты и т.д.

Если тенденцию отразить в цифрах, то согласно данным «Монитора российских аграрных рынков» только за первую половину марта цены на продовольственную пшеницу в России повсеместно выросли и в зависимости от региона прибавили от 500 до 800 рублей за тонну. В европейской части России цены на продовольственную пшеницу 4-го класса в середине марта достигли 8575 рублей за тонну.

Мировые цены на зерно близки к общероссийским: на Чикагской бирже майский фьючерс на аналогичную по классу пшеницу SRW составил 9350 рублей за тонну.

Сегодня и на Кубани стоимость пшеницы приблизилась к 9 тысячам рублей за тонну. По сравнению с августом 2007 года она выросла на 41,2 процента.

С другой стороны, к середине марта стало понятно, что мировые цены на зерно падают, а внутренние как бы по инерции продолжают расти. Это означает, что популярный (и в определенной мере удобный) тезис о росте внутренних цен вслед за мировыми в настоящее время не работает. Соответственно, причины продолжающегося роста внутренних цен связаны исключительно с состоянием внутреннего рынка и текущим соотношением внутреннего спроса и предложения пшеницы. Ее экспорт фактически закрыт, и экспортный спрос никак не влияет на ценовую ситуацию на российском рынке.

Интересно, что некоторые специалисты связывают рост цен на зерно с высокими тарифами на услуги хранения. Председатель кубанской Ассоциации фермерских хозяйств Виктор Сергеев полагает, что сегодня разорваны связи между элеватором и хозяйством: «Во времена СССР в каждом крупном хозяйстве был свой элеватор, что упрощало работу сельхозпроизводителям, создавало единый финансово-хозяйственный механизм. В некоторых крупных хозяйствах (таких, как выселковский «Агрокомплекс») сегодня есть свои элеваторы, они в этом смысле независимы».

Владимир Птецов, начальник информационно-аналитического АККОР (Москва), и вовсе считает элеваторы «дичайшими монополистами»: «Фермер не знает, куда ему сунуться со своим зерном, бегает по близлежащим элеваторам, которые предлагают ему грабительские цены».

Это — традиционные обвинения хозяев элеваторов, которые мы слышим уже не первый год. Однако, с другой стороны, сегодня многие кубанские элеваторы стоят пустые или полупустые, и это не может не влиять на цену зерна. К примеру, в Кропоткине и по соседству зерна осталось только на обеспечение текущих потребностей, то есть на хлебопечение, элеваторы несут убытки. Подобная ситуация продолжается с ноября прошлого года. Элеваторщики объясняют этот феномен тем, что трейдеры выкупили зерно прошлогоднего урожая и вывезли в августе — сентябре (то есть перед введением экспортных пошлин) пшеницу на экспорт — через кубанские порты.

Снижать же цены на зерно можно интервенциями из государственного фонда — скупленными впрок «излишками».

25 марта министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев подписал приказ «Об определении предельных уровней минимальных цен на продовольственное зерно при проведении государственных закупочных интервенций в 2008 году». Минсельхоз России установил цены на мягкую продовольственную пшеницу 3-го класса в размере 5100 рублей за тонну по субъектам РФ, входящим в ЮФО.

Однако цена на зерно только растет, пшеницы с такой ценой на рынке нет. А следовательно, дорожает и булка хлеба, причем по всей стране.

Один из региональных максимумов: в Череповце пшеничный хлеб стоит 33 рубля 66 копеек, а ржаной — 27 рублей 35 копеек. Во Владивостоке 15 марта «Владхлеб», основной производитель, поднял цену на 25 процентов — с 18—19 до 25—27 рублей. С сентября по март цены на хлеб на Алтае выросли на 16,9 процента, в том числе за последнюю неделю — на 12 процентов.

В Краснодаре краевая администрация, понимая свою социальную ответственность, определила максимальную цену «социального» хлеба в 12 рублей.

«Оснований для резкого скачка цен на «социальный» хлеб, более чем на рубль, сегодня нет. 12 рублей — достаточная цена для того, чтобы производство «кирпичика» не разоряло хлебопекарные предприятия, тем более что в цене на другие сорта хлеба нет никаких ограничений, — заявил Александр Ремезков. — Тем предприятиям, которые не смогут вписаться в указанный ценовой коридор, придется в индивидуальном порядке обосновывать свои доводы краевому департаменту цен и тарифов, краевой налоговой службе, Федеральной антимонопольной службе, а также привлекать к себе внимание других контролирующих структур».

Однако у властей, будь то кубанские либо алтайские, не так уж много рычагов для того, чтобы повлиять на ситуацию. И в самом деле, что можно сделать так, чтобы не нарушать закон? Есть два способа — принуждение либо дотация. Тверская обл-администрация, к примеру, инициировала разработку нового «социального» хлеба по специальной рецептуре. Он должен стоить 9 рублей 60 копеек. Самарская обладминистрация собирается выплачивать местным производителям хлеба, участвующим в проекте «социальных» продуктов, дотации.

Правительство Алтая рекомендовало торговым сетям ограничить торговую наценку 10 процентами. Такую же рекомендацию астраханская обладминистрация и правительство Республики Адыгея дали всем торговым предприятиям.

Но с другой стороны, предприятия вовсе не обязаны выпекать и продавать «социальный» хлеб (хотя доля «формовых кирпичей» в объеме производства некоторых сельских предприятий составляет 70—90 процентов). То есть производитель может сказать: «Да, если буду выпекать (продавать) «социальный» хлеб, он будет стоить 12 рублей. Но я его не выпекаю».

Василий Чижков, генеральный директор ЗАО «Кубаньхлебопродукт»: «В других регионах «социальный» хлеб пекут из муки 2-го сорта или из пшенично-ржаной муки. У нас — из муки 1-го сорта. Определения, что же такое «социальный» хлеб, не существует. Соответствующих постановлений нет, дотаций производителям хлеба опять же нет. Поэтому под таким хлебом можно понимать все что угодно».

Хлебозаводы ссылаются на то, что помимо расходов на подорожавшее зерно несут и другие обременительные траты.

Василий Чижков: «Рост цен на муку определяется в первую очередь ростом цен на зерно. Затем идут транспортные расходы (топливо подорожало на 20 процентов), индексация зарплат сотрудникам, затраты на электроэнергию (с сентября она подорожала на 23 процента), повышение цен на газ, воду и вывоз мусора. Если привязать цену муки к зерну, то при нынешних 9 рублях за килограмм зерна мука будет стоить не менее 11 рублей за килограмм».

Рисовые чеки

Вместе с пшеницей подорожал и рис. На величину, в несколько раз превышающую официальную статистику инфляции. Ситуация, впрочем, несколько отличается от того, что происходит с пшеницей в смысле конъюнктуры, но результат один: ценники меняют. Почему это произошло?

Генеральный директор ООО «Кубаньрис» Алексей Чемеричко:

— Цена на рис-сырец возросла из-за значительного подорожания ГСМ и удобрений. Подорожал техпакет в целом, то есть по не зависящим от рисоводов причинам увеличились затраты на производство. И все это в преддверии посевной… Сельхозпроизводители вынуждены поднять цену, чтобы не поставить под угрозу будущий урожай. В свою очередь, переработчики, в том числе «Кубаньрис», понимая ситуацию, готовы закупать рис-сырец уже по новой цене — 10—11 рублей за килограмм. Ни о каких сверхприбылях, как вы понимаете, и мысли нет, но при таком ценовом паритете хозяйства смогут, не отступая от технологии, провести посевную.

В свою очередь, переработчики напрямую зависят от стоимости сырья. Рис-сырец приходится покупать дороже, соответственно, растет стоимость конечного продукта — рисовой крупы. В апреле отпускная цена на нее, скорее всего, достигнет уровня 25 рублей за килограмм. Но рисовые заводы и элеваторы тоже только компенсируют возросшие производственные затраты. Коэффициент их рентабельности останется примерно на прежнем уровне».

В России около 60 процентов продаваемого риса — продукция наших рисоводов (из них 85 — из кубанских хозяйств). Кубанский рис по цене сравнялся с импортным (аргентинским, пакистанским, тайским и т.д.), хотя еще год назад килограмм отечественного стоил в среднем на 4—5 рублей дешевле импортного. Казалось бы, при таком раскладе конкурентоспособность местного риса должна пострадать. Тем более что на Кубани не выращивается популярный в мегаполисах длиннозерный рис.

Но нет, по данным Росстата, импорт риса в Россию сократился почти в полтора раза: в 2007 г. в Россию ввезено 230 тысяч тонн риса, на 128 тысяч тонн меньше, чем в 2006 году. Закупочные цены на рис-сырец с осени 2006 года выросли с 7—8 рублей до 11 рублей за килограмм (в 2006 году рис-сырец стоил 5—6 рублей).

В 2007 году аграрии Краснодарского края собрали 675 тысяч тонн риса-сырца. Средняя урожайность данной культуры в целом по краю составила 58 центнеров с гектара. Интересно, что 10 лет назад в крае собрали всего 240 тысяч тонн риса при урожайности 24 центнера с гектара.

Урожайность растет, посевные площади мало-помалу увеличиваются, прошлый год для рисоводов был удачным.

Этому есть несколько объяснений. Во-первых, в странах Азии в прошлом году был неурожай, азиатские правительства ввели ограничения на экспорт продовольствия. Во-вторых, многие эксперты связывают это с тем, что рисоводы, трейдеры стали сильными лоббистами и вполне могут влиять на принимаемые федеральной исполнительной властью решения. К примеру, могут работать с Россельхознадзором, который ведает выдачей импортных карантинных разрешений и время от времени накладывает запрет на крупные поставки риса в Россию, мотивируя эти решения низким качеством зерна. К тому же повышению цен на рис способствовали достаточно высокие пошлины. Впрочем, крупные трейдеры, не отрицая факта протекционизма, не склонны преувеличивать его значение.

Алексей Чемеричко: «На данный момент цена на импортный рис установилась в пределах 23 рублей за килограмм, и это не предел. Кубанский рис, как вы понимаете, в том же ценовом диапазоне. Если в прошлом году 9 месяцев действовали повышенные пошлины на ввоз риса в Россию — 120 евро за тонну, то теперь правительство их отменило из-за резкого роста цен на продовольствие. Сегодня действует стандартная пошлина — только 70 евро за тонну. Так что сложно говорить о мощном государственном протекционизме отечественного рисоводства».

Таким образом, повышение цен на пшеницу и на рис вызывает смешанные чувства, как в известном анекдоте. С одной стороны, стало легче дышать производителям — хозяйствам, фермерам и оптовым продавцам, с другой — тяжелее социально проблемным группам населения. Пожалуй, самая разумная политика в таком случае — попытаться определить, что такое «социальные» продукты — хлеб, рис и прочее и с чем их едят, законодательно и напрямую дотировать налоговыми либо другими способами производителей под социальные проекты. Или дотировать самых необеспеченных покупателей. Только в этом случае нынешнее повышение цен на зерно можно будет считать абсолютным благом для самого хлебного и рисового региона страны.
Раздел : Кубань аграрная, Дата публикации : 2008-04-04 , Автор статьи : Валерий ПАВЛОВ

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.