Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Апрель 2008 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829301234

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Страницы истории  (Архив : 2008-04-30) Сегодня : вторник, 19 января 2021 года   
Открытия

Тайны Суджук-Кале

Важное, если не сказать сенсационное, научно-историческое открытие сделал кандидат культурологии, заместитель директора Новороссийского музея-заповедника по научной работе Лев Степко. Работая над докторской диссертацией, Лев Александрович установил точные размеры турецкой крепости Суджук-Кале, возле которой на берегу Цемесской бухты 170 лет назад был основан Новороссийск. Крепость была более километра в длину и 600 метров в ширину, тогда как прежде считалось, что ее размеры — 250 на 250 метров.

Согуджак — значит холодный

Помимо точных размеров ученый установил и многочисленные особенности крепости, и точный перевод ее названия. Прежде название связывали с черкесской транскрипцией, а потому переводили как «замок маленьких мышей» либо переводили с абхазского как «колбасная крепость». Однако Лев Степко через консула Турции в Новороссийске проконсультировался у турецких ученых, которые перевели надпись на надвратной крепостной плите, и выяснил, что крепость реально носила название Согуджак, что означает «холодный». Видимо, такое название было связано с холодным и сильным норд-остом, который не был редкостью и в далекие времена.

Крепость была построена в 1722 году, в период правления турецкого султана Ахмеда III (1703—1730), и завершила свое существование при Махмуде II (1808—1839). Она служила центром воздействия на местных горцев. Этому инженерному сооружению приходилось принимать прямое или косвенное участие в русско-турецких войнах с 1735 по 1829 годы, выполняя при этом функции военно-морской базы, перевалочного пункта различных военных грузов, товаров и войск. Был период, когда турки оставляли ее, но в конце XVIII века вновь вернулись и восстановили руины.

Льву Александровичу удалось установить и имя автора проекта последней реконструкции крепости. Им оказался французский военный инженер Де-Лафит-Клаве, пользовавшийся в свое время большой популярностью в строительстве крепостей в Причерноморье. Каждому россиянину хорошо известна блестящая победа русского оружия под командованием А.В. Суворова над турками при взятии в 1790 году крепости Измаил. Но далеко не всем известно, что крепость Измаил (Ордукалеси — «армейская крепость») к началу русско-турецкой войны 1787—1791 годов была реконструирована европейскими военными инженерами Де-Лафитом-Клаве и Рихтером. Еще одно известное творение состоявшего на турецкой службе французского инженера — Хаджибейский замок в Одессе.

Французский вклад

Именно Де-Лафит-Клаве занимался проектированием и реконструкцией крепости Суджук-Кале в 1784 году. В имеющемся плане автора настоящее фортификационное сооружение, исходя из последующих требований военного времени, перешло в более сложную систему. Весь комплекс укреплений приобрел протяженность более километра и ширину 600 метров и состоял из каменного замка, укрепления и трех редутов, располагавшихся по побережью Цемесской бухты и обеспечивавших прикрытие крепости.

Лев Степко в своем исследовании обращает внимание на серьезные отличия сухопутных крепостей от приморских, к которым относилась Суджук-Кале. Так, приморская крепость всегда стоит или может оказаться непосредственно на побережье. Приморская крепость заключает в себе всю живую активную силу, предназначенную для действий в море, так как флот в отличие от полевой армии не может длительное время пребывать в море. К тому же приморская крепость неизбежно имеет два фронта — сухопутный и приморский — и должна быть защищена от нападений со всех возможных направлений. И наконец, в приморской крепости из-за ее «автономии» должны быть сосредоточены все без исключения средства вооруженной борьбы, так как она соприкасается как с наземной, так и с водной и воздушной стихиями, в которых возможны военные действия.

Как указывает в своих трудах инженер-топограф И. Бларамберг, которого цитирует Лев Степко, крепость и все основные сооружения построены из кирпича. Замковая стена (крепостная) представляет собой элемент почти квадратного сооружения общей протяженностью одной стороны почти 210 метров. По углам нисходящих стен были построены круглые башни (бастионы). Высота стен пока не установлена, она могла достигать десяти метров, толщина составляла треть высоты, в пределах 3—3,5 метра.

Верхняя часть стен завершалась, как правило, парапетом с зубцами и амбразурами для стрельбы обороняющихся воинов по наступающему противнику. По всему периметру стен можно было вести фронтальный огонь. Высота башен в XVIII веке у европейских инженеров-фортификаторов практиковалась в 1,5—2 раза выше крепостных стен. Из плана Лафита-Клаве, с учетом места находки надвратной плиты крепости, следует полагать, что главные входные ворота в замок находились в северо-восточной части обращенной к морю стены. Вокруг замковых стен и на всем протяжении сооружения устроен ров глубиной 6 метров и приблизительно такой же ширины. За рвом насыпан земляной вал у подошвы основания крепости, с двух противоположных сторон которого установлен палисад.

С восточной стороны в торцевой части у подножия угловых башен установлены реданы — укрепления, состоящие из двух фасадов, расположенных в виде исходящего угла в 120 градусов. Они обеспечивали косоприцельный огонь для поддержки соседних объектов или для обстрела промежуточных участков крепости. Строения в замке (крепости) были деревянные, крыши большей частью земляные.

Вторая составляющая часть комплекса названа Лафитом-Клаве укреплением. Оно имело ровную земляную поверхность, прилегающую к замку с фигурно обрамляющим контуром в виде широкогорлого кувшина с основанием в 300 метров. Вся территория по общему контуру обнесена двойным палисадом. В целом замок и укрепление в комплексе окружает шестиметровый крепостной ров, который является обязательным элементом ограды крепости, с эскарпом и контрэскарпом. За рвом был общекрепостной вал протяженностью более трех километров. Весь крепостной комплекс опоясан земляным валом, в контур которого вписаны с восточной и западной стороны по одному, а с севера и юга по два бастиона треугольной формы, на которых, вероятно, в общей сложности располагалось около 30 крепостных орудий.

Еще одно важное открытие Льва Александровича связано с ранее неизвестными редутами, о которых прежде вообще ничего не было известно. Дело в том, что для прикрытия Цемесской бухты и крепости Суджук-Кале как главного объекта были построены три редута (полевых укрепления) прямоугольной формы размером 200 на 200 метров, которые также нанесены на план. В качестве современных ориентиров они реально дислоцировались на территории нынешнего рыбколхоза «Черноморец» в поселке Алексино, выше нефтеналивного причала «Шесхарис» с противоположной стороны от Суджук-Кале, а также в районе завода «Красный двигатель». Были ли там установлены артиллерийские орудия, каких калибров и как реально были оборудованы редуты, предстоит установить в ходе дальнейших исследований. Но можно смело предположить, что такие существующие до настоящего времени объекты, как турецкое кладбище, турецкий сад, были связаны с дислокацией в этом регионе турецких войск.

— В основе моего исследования, посвященного охране памятников, лежат фортификационные сооружения разных эпох, — говорит Лев Степко. — И я ставлю целью доказать важность сохранения и дальнейшего изучения этих памятников, и прежде всего — крепости Суджук-Кале.

Памятник археологии

Об этом в своем обращении к местным властям еще в 1977 году писал известный новороссийский археолог Александр Дмитриев. Тогда на легендарной Малой земле начались работы по сооружению мемориального комплекса в память о павших героях-десантниках. Но комплекс возводился как раз на месте средневековой крепости Суджук-Кале. «Перед началом работ, — писал археолог, — согласно Закону «Об охране и использовании памятников истории и культуры» необходимо было провести археологическое исследование сносимой части крепости. Однако для этого не было выделено средств, проект организации работ не был согласован с соответствующими органами охраны памятников, строительные работы были начаты без предварительного изучения и фиксации, что нанесло и продолжает наносить памятнику непоправимый ущерб».

Во время строительных работ, как сообщает в своем письме Александр Дмитриев, бульдозер отрыл кучу чугунных ядер. «Более 150 штук ядер и бомб весом от одного килограмма до нескольких пудов собрали рабочие из бригады В.С. Логвинова. Они же передали музею обломки посуды, украшений и турецкие курительные трубки, обнаруженные во время планировочных работ». Там же юные новороссийцы находили старинное оружие, которое передавали в музей. Очень много было найдено школьниками глиняных курительных трубок, которые, по мнению археолога, зачастую являются шедеврами прикладного искусства. «Украшенные затейливыми рисунками и покрытые ярким лаком, они даже в обломках представляют большой интерес, — пишет ученый. — Поражает и их разнообразие. Несмотря на то что за последнее время найдено уже более десятка, одинаковых пока не встречено».

Александру Дмитриеву вторит его ученик и последователь, начальник отдела археологии Новороссийского музея Александр Шишлов. Он указывает на необходимость инвентаризации таких памятников археологии, как Суджук-Кале, поскольку в настоящее время им угрожают не только природные факторы, но и хозяйственная деятельность человека, а также хищническое разграбление «черными копателями».

— Выявление и постановка на учет памятников археологии, по мере возможности их научное изучение, а главное — сохранение всего этого богатства для будущих поколений является на сегодня основной задачей, — убежден Александр Шишлов.

И в этом смысле открытие Льва Степко более чем актуально. Ведь, как выяснилось, территория средневековой крепости, с которой связано возникновение Новороссийска и первые победы нарождавшегося русского Черноморского флота, захватывает не только Малоземельский мемориальный комплекс, но и пустующие пока земли, в том числе отведенные Морской государственной академии им. Ф.Ф. Ушакова. И там курсанты при проведении благоустройства то и дело обнаруживают артефакты, связанные с крепостью Суджук-Кале. В непосредственной близости с территорией бывшей крепости планируется возводить большой жилой массив. Все это говорит о необходимости проведения археологических раскопок, чтобы не утерять навсегда историческое наследие. А в юбилейный для Новороссийска год, когда город-герой будет праздновать 170-летие со дня своего рождения и 65-летие со дня разгрома у его стен немецко-фашистских захватчиков, исследование памятника может стать символическим подарком.
Раздел : Страницы истории, Дата публикации : 2008-04-30 , Автор статьи : Евгений РОЖАНСКИЙ

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.